Как «Новая Газета» «добивала» российских военнослужащих и их семьи. И что было на самом деле в приго

Генерал Сергей Суровикин. Как «Новая Газета» «добивала» российских военнослужащих и их семьи. И что было на самом деле в пригороде Грозного.

 

 

 

Этот февральский бой в пригороде Грозного, в котором погибли 9 разведчиков, показал не только героизм российских солдат и офицеров, и не только готовность российских военных жить по принципу «один за всех и все за одного». Этот бой продемонстрировал широкой общественности также всю низость  продажных журналистов,  по сути, повторно убивавших героев, и пытавшихся растоптать светлую память об этих мужественных бойцах.

 

"Вячеслав Измайлов, военный обозреватель «Новой»", - так подписано в «Новой Газете» авторство материала, при прочтении которого по сей день вскипает от негодования кровь в жилах прошедших через ту войну солдат и офицеров. Гражданин Израиля Вячеслав Измайлов, прячась за «анонимные источники», фактически оклеветал в той статье бойцов, павших в бою. И поверить, что израильтянин Измайлов сделал это случайно – вряд ли возможно. Скорее верится в то, что гражданин Измайлов отрабатывал политический заказ сил, недружественных России. Возможно – и заказ боевиков.

Задав сам себе несколько риторических вопросов, и дав сам себе на них несколько ответов, никакого отношения к реальности не имеющих, Измайлов сделал «выводы» о том, будто бы случайно забредшие невесть куда солдаты, по пьянке, открыли стрельбу друг в друга в помещении и обрушили на себя стену здания.

Покажем, что же заявил в «Новой Газете» израильтянин Вячеслав Измайлов, а потом - что установило то самое следствие, к которому так часто и так театрально взывал  обозреватель «Новой»

 

«Новая газета»:

"Как было

Что на самом деле произошло 21 февраля в заброшенном здании бывшей птицефабрики в селе Пригородном?

Расследуя обстоятельства дела, мы поставили некоторые вопросы, которые, по всей видимости, задают и следователи прокуратуры, работающие по этому делу.

Какую задачу и кем поставленную решало подразделение инженерно-саперной разведки 70-го полка 42-й дивизии в селе Пригородном?

Инженерно-саперному разведывательному подразделению не могут ставиться задачи по поиску бандформирований. Оно может лишь разминировать или минировать местность. И то, что, по заявлению генералов, саперы-разведчики вели поиск бандитов, выглядит по меньшей мере странным.

Еще более странными, если исходить из заявлений генералов о вооруженной стычке с боевиками, выглядят рассказы самих оставшихся в живых контрактников. Средь бела дня (взрыв в помещении птицефабрики произошел около 16.00) они просто отдыхали, а некоторые из солдат даже спали — и тут взрыв. При этом никакого боя ни с какими боевиками они не вели.

Далее. 70-й полк 42-й дивизии, чье подразделение оказалось в Пригородном, дислоцируется далековато от места события — в населенном пункте Шали. Что они здесь делали? И зачем ночевать зимой на морозе, когда в 4 км, на Ханкале, находятся родная дивизия и штаб группировки?

Во всем этом следователи и должны разобраться, если им, конечно, позволят.

Значит, никакого боя не было? Был, но, как удалось выяснить в штабе группировки, происходил примерно в пяти километрах от Пригородного — в районе населенного пункта Гикало (поселок недалеко от Грозного). И бой этот вело совсем другое подразделение и в несколько другое время."

 

Надежды Вячеслава Измайлова на то, что в Интернете его ложь широко разойдется, сбылись тогда,  в 2005-м - тогда он оболгал погибших бойцов. Уверены, что правда разойдется так же широко, ведь  достойных людей больше, нежели негодяев.

Мы не будем уподобляться клеветникам из «Новой», упражняясь в задавании риторических вопросов.  Лучше – подробно расскажем, что же произошло 22 февраля 2005 года в пригороде г. Грозного на самом деле.

 

23 февраля  в Чечне отмечается скорбный день депортации чеченского народа. Мы не будем здесь рассуждать на тему причин и оценок той депортации, а лишь констатируем сам факт.

 

Так вот, 22 февраля 2005 года командованию федеральных сил и Службе Безопасности Чеченской республики поступила информация о том, что очень большая группа боевиков проникла в город. Это была группа из формирований Доку Умарова. Ее задачей являлись масштабные теракты против зданий  Правительства, силовых структур, армии, Службы безопасности. Словом – масштабный, показательный теракт против властных и силовых структур, приуроченный к 23 февраля.

Грозный был разбит на сектора между боевиками. Это позволяло различным бандформированиям не мешать друг другу в своей активности, и, кроме того, свой сектор каждая группировка знала досконально – что помогало им скрытно выходить на позиции и скрытно уходить из-под ударов федеральных сил. Зона ответственности группы Доку Умарова была известна, поэтому разведданные позволили понять – как, скорее всего, будет осуществляться отход бандитов из города.

МВД и ФСБ, совместно с СБ Чеченской Республики, приняли решение о проведении спецоперации, задачей которой было найти, блокировать и уничтожить бандитов.

Еще не видя боевиков, подразделения Внутренних Войск начали зачистку сектора, в котором должны были находиться бандиты.  Боевики же, поняв, что их присутствие обнаружено и план раскрыт, начали скрытный отход – уворачиваясь от столкновения с армией, которое не сулило им ничего, кроме гибели.

Пока Внутренние Войска шли по Грозному, планомерно проверяя все на своем пути, частям 42-й Мотострелковой дивизии была поставлена задача блокировать отход боевиков из города. Для этого, совместно со Службой Безопасности Чеченской Республики, были определены вероятные пути движения отступающих боевиков и для их блокирования срочно были выдвинуты войска.

Приказ на выдвижение был дан командованием группировки вооруженных сил.

Из 70-го Мотострелкового полка был сформирован блокирующий штурмовой отряд, который немедленно после получения боевой задачи проделал марш из Шали и, несмотря на вечернее время,  выдвинулся на штатной технике (БМП) в район птицефабрики в пригороде Грозного. Выдвигаться в ночь пришлось, потому что обстановка была напряженная  и требовались незамедлительные действия – нельзя было дать боевикам возможности уйти. Соответственно, в ночь батальон и пришел в пункт назначения.

У каждого подразделения был свой участок, на который могли выйти боевики.

В ходе выдвижения на позиции, разведывательное отделение разведывательного взвода (9 человек, которые выступали в качестве дозора) столкнулось в контактном бою с уходящими из города от ВВ МВД бандитами.

Бойцы отделения заняли позицию на улице, у стен одного из зданий разрушенной птицефабрики. С тактической точки зрения, место было не самое удачное, однако выбирать не приходилось: бой пришлось принимать сходу и там, где произошло боестолкновение. Боевики сперва стреляли из стрелкового оружия, но почти сразу пустили в ход гранатометы (подствольные и РПГ-22).

Оказавшись под обстрелом из гранатометов, командир разведчиков увел отделение внутрь полуразрушенного здания и продолжил вести бой оттуда. Здание было разрушено не полностью – у него сохранилась крыша. Это обстоятельство впоследствии и стало роковым для наших ребят.

Один из выстрелов, сделанных боевиками по мешающим их отходу разведчикам, попал в несущую конструкцию здания и разрушил ее. Произошло обрушение крыши, и бетонная плита перекрытия похоронила под собой девятерых разведчиков…

Надо отметить, что боевики не имели никакой возможности обойти наших солдат: по обе стороны от птицефабрики тянулось ровное, большое поле, на котором бандиты были бы несомненно обнаружены и уничтожены. Единственной возможностью уйти скрытно, был комплекс руин птицефабрики, а единственной преградой на пути боевиков в начале боя были разведчики дозора из 70 МСП. До своей гибели, разведчики уничтожили несколько боевиков.

Но гибель наших ребят не была напрасной: пока шел бой, подошло второе отделение разведвзвода 70-го мотострелкового полка,  и бандиты не смогли прорваться. Часть боевиков была уничтожена на месте, а часть ушла обратно в город.

Утром, на месте гибели девяти героев-разведчиков, Командующий 42-й мотострелковой дивизией генерал-майор Сергей Суровикин публично пообещал уничтожить по три боевика за каждого солдата.

Спецоперация длилась в общей сложности две недели. Под руководством начальника разведки 42 Мотострелквой дивизии, было уничтожено 36 боевиков. Т.е. - по четыре боевика за каждого погибшего разведчика.

Начальник разведки 42 МСД был впоследствии награжден за эту спецоперацию Орденом Мужества.

Расследованием обстоятельств гибели сразу девяти опытных бойцов-разведчиков руководил генерал-полковник Булгаков Владимир Васильевич – тогда, Первый заместитель Главкома Сухопутных войск, и человек, пользующийся непререкаемым авторитетом в армии. В настоящее время, В. В. Булгаков – командующий Дальневосточным Военным Округом.

Непосредственно расследовали обстоятельства гибели бойцов сразу несколько силовых ведомств. Тела павших воинов обследовали самым тщательным образом, и в них не было ни осколочных ранений, ни алкоголя. Да и какой солдат – тем более, разведчик – будет пить во время выдвижения к месту блокирования вооруженных бандитов, понимая, что в любой момен может столкнуться с ними лицом к лицу в контактном бою…

Разумеется, «журналист» Измайлов «забыл» рассказать все это своим читателям. Видимо, заказ у него был совсем на другое.

Вот такой была реальная история подвига российских разведчиков. И растоптать их светлую память не удастся никому – даже и профессиональным лжецам из СМИ.

 

 Генерал Сергей Суровикин получил медаль «За боевые заслуги» за подвиг в 23 года.

Генерал Суровикин Сергей Владимирович. Новое дыхание армии .

Генерал Суровикин Сергей Владимирович. Далекий, близкий Таджикистан.

Генерал Суровикин Сергей Владимирович. Некоторые эпизоды второй чеченской глазами очевидцев…

Генерал Сергей Суровикин. Профессия — служить Родине

Инцидент в кабинете генерала Сергея Суровикина со Штакалом А.А. Официальные документы.

Как депутат оклеветал в Екатеринбурге генерала Сергея Суровикина и был уличен милицией 

Генерал Суровикин Сергей Владимирович. Профессионал новой формации.

Генерал Суровикин о кибероружии